Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Дом-музей Сергея Довлатова


 

Дом, в котором писатель жил летом 1977 г., когда работал экскурсоводом в Пушкинском заповеднике.

 

Я тихо стою в сторонке, думаю о судьбах Родины и одновременно пытаюсь представить, каково это, когда ты в расцвете лет и на взлете сил, самый талантливый и любимый, и столько всего впереди — а тут какой-то мудак стреляет тебе в живот из пистолета системы «Лепаж». Думать помешали знатоки истории и литературы:

— А вот я слышал, что могила не настоящая, что Пушкина похоронили не здесь, что тело его пропало по дороге из Москвы. В рогоже.

Галя заперла дверь экскурсионного бюро. Мы направились через лес в сторону поселка.

— Вы любите Пушкина? — неожиданно спросила она.

Что-то во мне дрогнуло, но я ответил:

— Люблю… «Медного всадника», прозу…

— А стихи?

— Поздние стихи очень люблю.

— А ранние?

— Ранние тоже люблю, — сдался я.

— Тут все живет и дышит Пушкиным, — сказала Галя, — буквально каждая веточка, каждая травинка. Так и ждешь, что он выйдет сейчас из-за поворота… Цилиндр, крылатка, знакомый профиль…


 

Дом Михал Иваныча производил страшное впечатление. На фоне облаков чернела покосившаяся антенна. Крыша местами провалилась, оголив неровные темные балки. Стены были небрежно обиты фанерой. Треснувшие стекла заклеены газетной бумагой. Из бесчисленных щелей торчала грязная пакля. Соседняя комната выглядела еще безобразнее. Середина потолка угрожающе нависала. Две металлические кровати были завалены тряпьем и смердящими овчинами. Повсюду белели окурки и яичная скорлупа.

С. Довлатов. Заповедник