Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Уважаемые библиофилы!

 

     Ближайшее заседание Клуба библиофилов "Бироновы конюшни" состоится 29 марта 2017 года.


 

Королев Сергей Викторович

Императрица Екатерина и её библиотеки

 

 

(К выходу в свет книги С. В. Королёва «Книги Екатерины Великой: очерки по истории Эрмитажной библиотеки». Москва: “Трутень”, 2016.)

 

      Императорская Эрмитажная Иностранная библиотека, формирование которой было инициировано Екатериной II, в течение нескольких десятилетий являлась одним из крупнейших в России собраний западноевропейской книги. Формально статус книгохранилища не предусматривал широкого вовлечения находящихся в нём документов и книжных памятников в научный оборот: негласно Библиотека Эрмитажа оставалась камерным собранием и при Екатерине, и при её преемниках. Но само наличие в Библиотеке многих тысяч трудов европейских авторов не могло не сказаться на общей атмосфере екатерининского царствования, на отношении европейского научного и политического истеблишмента к культурной политике императрицы.

       Первым крупным поступлением европейской книги в Эрмитаж считается приобретение библиотеки Вольтера, состоявшееся в 1779 году. Позже в фонд Библиотеки были включены собрания Дени Дидро, братьев Берардо и Фердинандо Галиани, князя М. М. Щербатова, географа Антона-Фридриха Бюшинга, императора Петра III (последняя до 1793 года хранилась в Ораниенбауме). Наконец, на исходе екатерининского царствования в Эрмитаж было включено книжное собрание воспитателя Александра и Константина Павловичей Фредерика-Сезара Лагарпа. Разумеется, фонды Библиотеки регулярно пополнялись как изданиями, присланными императрице монаршими особами Европы, так и экземплярами, происходящими из менее известных источников.

       Следует уточнить, что как единое целое Библиотека существовала сравнительно недолго. Это обстоятельство, равно как и отсутствие аутентичного каталога собрания, не позволяют правильно охарактеризовать книжные предпочтения императрицы. (До сих пор неизвестно, почему Императрица не привлекла к описанию Эрмитажной библиотеки лучших библиографов, почему отказалась использовать передовой опыт в структурировании собрания.)

       Как правило, современные исследователи делают акцент на изучении «личной» библиотеки императрицы. По существу, такой подход превращает «Северную Семирамиду» в «казанскую помещицу», хотя сохранившиеся документы свидетельствуют скорее об обратном: Екатерина II и её сподвижники достаточно широко использовали весь ассортимент хранящихся в Эрмитажной библиотеке изданий.